Меню Закрыть

Хочу поделиться воспоминаниями моего отца, Сатановского Ефима Иосифовича (1930-2018), о его дедушке Авруме Беренгольц.

Судя по всему, мой папа перед войной оказался ближе всех к Авруму и жил у него до самого начала войны и отъезда семьи папы в эвакуацию.
Всё дело было в том, что мой отец рос хулиганом, он не слушал родителей, не хотел учиться и, несмотря на то, что его мама, Ханна была женщиной с достаточно  твёрдым характером, в отличии от отца, Иосифа Сатановского, дома с ним справиться не могли. И последней каплей стало то, что он однажды выбил глаз из рогатки соседской девочке.

Я не знаю точно каким образом удалось замять это, может быть деньгами, но мне папа рассказывал, что бабушка Хана обещала родителям этой девочки, что, кода он вырастет, то на ней женится. Случилось это, предположительно, где-то за год с небольшим до начала войны. И дед Аврум забрал этого 8-9 летнего шейгеца на перевоспитание с Ларинки к себе на 7ю линию дом16.

Фотография 1910 года Синагога на переднем плане (до 1920, далее клуб медработников) имела адрес 7 линия № 10, гостиница Великобритания (на заднем плане трехэтажное здание) имела 20 номер. Таким образом, дом Аврума 7 Линия № 16 был между ними по этой стороне

Папа рассказывал, что он очень боялся деда, тот был с ним суров, но всегда вспоминал его с гордостью и теплотой. Аврум сразу же отвёл его в одну из центральных, в то время, школ города на 8 линии у поворота трамвая, это огромное 3х этажное с подвалом сложенное из бутового камня здание дореволюционной школы стоит и по сей день. Дед сдал маленького Хаима с рук на руки старому тоже очень строгому еврейскому учителю, своему приятелю, я забыл его имя и отчество, папа говорил. И с этого момента и до самого начала войны мой отец жил по строгому распорядку. Похоже, что это было единственным настоящим и системным образованием в его жизни, жаль недолгим.

Братская школа, позже общеобразовательная школа №6

О бабушке мой папа говорил немного, то что она его жалела и старалась вкусно накормить. Я ничего не знаю о её здоровье в этот период, но от папы знаю точно, что перед войной она была парализована и не могла ходить.

Теперь, о деде Авруме. Он был крупный, папа говорил здоровый, мужчина. Читал Тору, соблюдал субботу, все еврейские праздники отмечались в семье, но он не был ортодоксом, много работал. Папа до конца жизни все еврейские праздники называл на идиш: например "Симхат Тойре", особенно любил перечислять те, на которые детям дарят деньги или подарки, то есть почти все. Теперь задумавшись, я понимаю, что это от деда.
Аврум часто ходил на рынок "Соловки", где торговал своим стеклом пешком вместо трамвая и нёс свой ящик. Я такой ящик хорошо помню у дядя Наума, дедушки Влада. Он деревянный, наверное вместе со стеклом он весил больше 15 килограммов, а размером был может быть 1.2×70 или на метр. Его носили на длинном парусиновом ремне через плечо. Дед был справедлив и крепок физически, он улаживал конфликты на базаре среди торговцев, мог выпить водки, папа говорил, любил закусить лэйкех.
Папа вспоминал один случай, свидетелем которого он стал. У деда во дворе на 7-й линии были соседи, большая семья ортодоксальный евреев, жили они бедно, работали мало. В это время дед откармливал к Пейсаху цыплят в загородочке для всех детей и когда куры подросли, перед самым праздником, дед недосчитался большой их части. Папа рассказывал, он взял оглоблю и стал гонять этих евреев по двору и кричать: "Ганумим мид цицис!"

Ну вот и всё, а дальше был Холокост и тот поступок деда, о котором я знаю с детства, но оценить его смог, когда стал взрослым.
Светлая ему память!

Вячеслав Сатановский